Мечта о звёздах

ВСПОМИНАЯ ДЕТСКИЕ ГОДЫ.

ВСПЛЫВАЮТ В ПАМЯТИ МОЕЙ,

МОМЕНТЫ ДАВНИХ,  ДЕТСКИХ ДНЕЙ….

(Л.Э.)

Наверное, рановато, было бы считать себя в то время ребёнком нового поколения, но когда читаешь эти строки, ничего нового не узнаёшь, всё написано про меня в приложениях после моих воспоминаний.

 Я была не от мира сего с того момента как я себя помню. Могла полезть драться, защищая слабых, с теми, кто меня старше и сильнее. Читала наизусть Чуковского и Пушкина в четыре года, приходя к маме в больницу. Делала импровизированные «концерты» в её палате. От любопытства сходилось всё отделение. Мне всегда было жалко больных, и я очень старалась сделать им приятное. Конечно, я радовалась, когда меня благодарили и приглашали в гости ещё. А вы бы не радовались в таком возрасте. Я это хорошо запомнила. И многое другое помню, как сейчас… Помню, села на велосипед и поехала сразу, без какого-либо обучения. Приводила в ужас тренера по гимнастике своими занятиями на брусьях и боялась прыгать через козла, кроме самых лёгких прыжков. Зубрила этюды и пьесы на фортепиано, а в голове по памяти могла проигрывать целые классические произведения. На экзамене по специальности при белом свете и преподавателях могла наделать кучу ошибок и получить тройку, а дома, при полной темноте, без света играла вслепую так, как будто читала по нотам. Особенно мне нравилось так играть Полонез Огинского и К Элизе. Была общительна, но имела мало друзей, всегда чувствовала ложь в отношениях и не всегда умела скрывать правду, а её мало кто любил. Страшно хотела знать всё, что происходит в мире и побывать везде, из-за этого была в клубе интернациональной дружбы. Уметь хотела всё. Училась танцевать, рисовать, пела в хоре, запоем читала книги, всегда мучилась вопросами: зачем я живу и в чём смысл жизни вообще? Почему мы должны умирать, а не жить вечно? Кто всё это придумал? В старших классах я узнала про Абсолют (уже не помню как) и всё валила на него.

Поведение в школе оставляло желать лучшего из-за моего свободолюбивого характера. Не любила рамок, ограничений, особенно в том, что мне нравилось. После прочтения статьи Франческа Барбагли, доктора психологии научно-исследовательского центра нового воспитания в Италии я себя отнесла бы к третьему типу, но во мне есть и моменты первого типа. Думаю, это нормально. (См. приложение №1 в конце страницы)

Знала бы мама о таких детях в годы её молодости. Она обязательно бы помогла мне в дополнительном развитии. Но я очень благодарна ей. Ничего не зная об индиго, ребёнок Сибири не давила на меня, не мешала мне себя искать, спокойно относилась к моим проделкам и творческим порывам. Она поддерживала все мои начинания и одобряла всевозможные решения по развитию моего кругозора. Её мудрость, внутреннее чутьё помогали мне всю жизнь.

память

«Сон наяву»

Помню, ещё в школе, в среднем звене стала замечать странные проявления моего организма. То, что были головокружения и шум в ушах, а ещё носом текла кровь (я даже укрепляла сосуды носа специальными упражнениями), я не обращала внимания, а вот то, что я могла сидя в кресле или стоя у стены быть в двух местах одновременно, я объяснить не могла, но мне это нравилось. Это сегодня я могу сказать, что тогда я была в трансовом состоянии, после него я чувствовала себя прекрасно, только хотелось продолжения, как я его тогда называла «сна наяву». Но я не могла сама вызывать такое состояние, только потом, спустя годы я этому научилась. Хорошо помню один случай. Я была в 7 классе. В нашей школе был Новогодний балл, я пошла на него, только мне совсем не нравился мой наряд. Платье было шикарным, а вот обувь совсем к нему не подходила. Да и колготки не соответствовали такому наряду. Настроение было паршивым, и я встала в сторонке у стены. Народу было много, и никто не обращал на меня внимания. Я стала наблюдать праздник со стороны, через несколько минут (так мне показалось), меня пригласили на парад костюмов. Я машинально вышла, прошла со всеми по кругу и тут осознала, что балл подошёл к концу. А шёл он больше часа. А где была я? Это не две – три минуты, а 80-90 минут, и никто не заметил, что что-то подозрительное со мной происходит. Девчонки потом сказали, что я стояла у стены и смотрела в зал. Ни у кого не возникло желание меня побеспокоить, хотя наша компания довольно активная. Настроение у меня поменялось. Я была спокойной, меня больше не волновал мой наряд, даже где-то внутри меня появилось ощущение, что я скрываю от всех какую-то тайну. В тот момент, я поняла, что если бы меня не позвали на парад, я бы сохранила в памяти «свой сон наяву», вот это и было обидно, а так, ничего негативного или болезненного я тогда не почувствовала. Мозги у меня всегда были в порядке и психика то же. 

Я любила наблюдать цвета, мне нравилось, закрыв глаза представлять их разные оттенки. От насыщенных, например – синего, до бледно- голубого. И так все цвета. Особенно красивые оттенки получались в солнечные дни. Тогда я пробовала составлять из них радугу, и как можно дольше держать её во внимании. Никто меня этому не учил, я просто знала, как это делать, и всё. Я об этом и не задумывалась, то есть над тем, откуда я это знаю или могу. Ещё, мне нравилось рисовать с закрытыми глазами в своём воображении предметы или картины, увиденного минуту назад наяву (т.е с открытыми глазами). Сложнее всего было удерживать образ некоторое время. Но я не сильно за это переживала, это была игра, и я снова и снова сама себе давала задания. С детства я просто обожала перед сном, в полной темноте с закрытыми глазами наблюдать звёздное небо. Эта картина настолько поглощала меня, что я начинала ощущать (или видеть) небо вокруг себя, оно погружало меня в себя, и я просыпалось под утро, но небо ещё было тёмным. В этот момент я любила снова засыпать, и получала огромное удовольствие от уюта, окружающего меня. Как я могла видеть звёздное небо через закрытые веки и потолки верхних квартир (а я почти всегда жила на третьем этаже) мне было не понятно, но спросить у взрослых я боялась, меня и так считали фантазёркой и пророчили будущее великого фантаста.

Наблюдения за своим телом.

Как-то мне в голову пришла странная идея сделать свои руки невесомыми. И что вы думаете — получилось, и совсем просто. Я представила, как они становятся всё легче и легче и начинают взлетать. С ногами получалось хуже, только по одной и то, на короткое время. Пробовала работать со всем телом – не получилось. Лёгкость и невесомость достигались, но подъёма тела нет. Я захотела, чтобы полёт тела мне приснился во сне – получилось, и ещё как! Я хорошо понимала, что это сон и прекрасно всё ощущала, всё, что происходило с телом. Полёт был свободным, лёгким и продолжительным, но ограниченным территориально. Я летала в зале большого храма, вокруг были иконы и горели свечи, высоченные колонны поддерживали купол, через который свет заливал всё пространство. Зал был продолговатой формы и казался мне огромным. Я понимала, что из храма вылетать нельзя, но это не портило мне наслаждение полётом, я была в восторге! Я до сих пор вспоминаю ту радость и счастье, наполнявшие меня во время полёта. Лет через десять я узнала, что это левитация.

Вопреки учебникам.

Я очень любила некоторые предметы, потому что верила тому, что в них написано. Это литература, ботаника, зоология, география. Мне нравилась история, но я всегда ловила в себе внутреннее сопротивление на принятие истинности очень многих тем. Я понимала, что историю писали люди, что многое они дорисовывали в своём воображении, но я не могла понять, как они не видят очевидное. Не могли рабы, не имея специальной техники и приборов построить пирамиды, не могла жизнь зародиться только на нашей планете (меня всегда раздражала мания величия и избранности человечества, особенно, если об этом говорили с особым акцентом). Я всегда хотела знать, что было до этого (до наших цивилизаций) или, что там дальше (за нашей Галактикой). Всем нутром я чувствовала, какие предметы мои, а на какие не стоит уделять слишком много времени. Знать их надо, но в пределах среднего необходимого для моего развития уровня.

В математике я до сих пор не могу понять некоторые закономерности. Формулы я не запоминала, сколько не учила. Но задачи по геометрии и тригонометрии щёлкала как орешки. Иногда мои решения задач по алгебре ставили учителей в тупик.

 – Таких формул нет! Где ты их берёшь? Как ты могла получить правильный ответ после такого решения?

Я брала листок или шла к доске, и спокойно, не напрягаясь,  выводила своё решение  листа на два, и приходила к правильному ответу. К самому подсчёту претензий не было, но к применяемым формулам всегда. Меня просили написать их – я не могла. Я просто автоматически решала, и всё тут! Потом мне всё это надоело, и я забросила алгебру. Все контрольные делала со шпорами, где были прописаны общепринятые формулы.

В старших классах любила физику и астрономию. По астрономии я знала всё, что касалось школьной программы, и даже больше. Меня просили дополнять новый материал почти на каждом уроке. В карте звёздного неба я ориентировалась, как в своём городе. Эта страсть к астрономии и далёким мирам осталась у меня на всю жизнь.

Помню, меня очень сильно притягивало созвездие Орион, я его узнала одним из первых. Со своего балкона я видела его большее время года, разговаривала с его звёздами и туманностью Конская голова. Конечно, посмеивалась над собой за странное желание полететь туда и всё увидеть своими глазами. В тот момент, если бы мне предложили полететь в Далёкий Rосмос, пусть даже в один конец, я бы с удовольствием согласилась. И почему я не стала космонавтом? Я себе даже позывной тогда придумала: Чайка! Представляете, лечу я вглубь Вселенной, среди миллионов звёзд и мой позывной летит к Земле. От такой мысли просто Дух захватывает!

Память и интуиция (или яснознание?)

Перед восьмым классом мне моя тётя показала упражнение с пуговицами для тренировки зрительной памяти. Результат не заставил себя ждать. Через два месяца я стала читать учебники по диагонали. Это здорово выручало по устным предметам, особенно, если в конце урока учитель предлагал на оценку рассказать новый, пройденный на уроке материал. «На поглядеть в учебник» давалось 2-3 минуты. Я всегда вызывалась и получала отлично. Одноклассники мне не верили, думали, что я зубрю дома, а потом просто зарабатываю оценки. Я предлагала им научить их упражнению для памяти, но ведь это надо тренироваться, а им не хотелось.

Где-то уже в среднем звене, я могла предвидеть очень многие события. Если они касались моей семьи, я об этом говорила маме или пыталась их изменить (если они были нежеланны) в лучшую сторону. Иногда это получалось, и довольно неплохо. Предвидеть неприятности мне помогали ещё и сны, вещие сны. Я о них всегда рассказывала маме и иногда подругам. Подруг это интриговало, так в то время были в моде сонники и гадание на картах. Маму озадачивало, она понимала, что это необычно, но относилась к этому серьёзно. Несколько раз она говорила мне, что боится моих снов и моих предсказаний, так как они всегда сбываются. Но она никогда не просила меня что-то предопределить вперёд. Думаю, это было правильно с её стороны. Просто она стала чаще советоваться со мной, как с взрослым знающим подростком. 

А теперь ещё немного о памяти, только уже в студенческие годы. Память интересная штука. Это я поняла, готовясь к зачётам и экзаменам. Я не беру во внимание математику, хотя и в ней были необъяснимые моменты, но о них чуть позже. Готовясь что-то сдавать по гуманитарным предметам (и в школе, и потом когда я училась) мне было достаточно бегло прочитать учебники, вникнуть в темы, и на утро можно было сдавать любой экзамен. На подготовку я отводила себе три дня. На экзаменах мне всегда попадались билеты, номера которых я уже знала. Но я принципиально учила не только эти билеты, я готовилась по всем темам, это меня иногда выручало. Был такой момент, на одном из экзаменов, когда я вытянула совсем другой номер билета. Я сначала растерялась, но вникнув в вопросы, подготовилась и ответила, и ответила хорошо. Мне было интересно, почему так получилось. После экзамена я нашла студента, который вытянул предназначенный мне билет, он сдавал экзамен передо мною. О! Это был бы полный завал! В билете были совсем другие вопросы, до их изучения у меня не хватило времени. Оказывается, преподаватель дал нам одни билеты, а на экзамене выложил другие, вот номера билетов и вопросов не совпадали. 

Конечно, сейчас, спустя несколько десятков лет, имея большой опыт в самосовершенствовании, развитии и расширении сознания, совершенствовании творческих способностей, умения себя вести в различных ситуациях можно улыбаться, вспоминая детские и школьные годы. Многое объяснимо, есть и то, что и сейчас не совсем понятно. Жалею я лишь о том, что со временем, защищая себя и свои возможности, пришлось научиться скрывать их и не давать повода для зубоскальства и верчения пальцем у виска. Я помню моменты, когда так хотелось поделиться радостью открытия или успеха с кем-то из друзей. Но делать этого было нельзя. Самое меньшее – посмеются или просто перестанут с тобой общаться, считая мою «крышу» поехавшей. Я за свою долгую жизнь потеряла немало друзей, может это и не друзья были вовсе, а так – прохожие по жизни. Только школьная дружба не остыла и дружба тех, с кем жила рядом. За многие годы я научилась быть одна, даже если вокруг меня много людей, а тогда, в детстве, я иногда плакала, оставаясь одна во дворе или после школьного вечера. На моё сетование мой Ангел Хранитель отвечал немым укором: «как это я одна, а я?» Что мне оставалось делать, мечтать, мысленно беседовать с невидимыми друзьями и разбираться в полученной от них информации. Так капля за каплей я погружалась в скрытый от других мир, и он постепенно становился моим.

Лана Этерлинг

2017 год

Кое-что сегодня я могу объяснить, пользуясь строками из Учения (приложение №2, ниже на странице)

Приложение №1  ДЕТИ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ: СЕМЯ НОВОГО СОЗНАНИЯ.

Дети, носители нового сознания, приходят в мир с необыкновенным багажом, насыщенным тысячами возможностей: многие из них, словно философы, с пеленок задумываются над смыслом жизни или о том, как спасти планету. Иногда они – ученые, изобретатели или артисты с врожденным талантом. Однако наше общество, все еще опираясь на старые модели, стремится принизить достоинства таких детей, которые могут привести к кризису широко используемых методов воспитания. Эти особенные дети имеют энергетику и жизненную силу более высокого уровня по сравнению с теми, которыми обладают другие дети. Кроме того, они испытывают больше сложностей в создании отношений с окружающим миром. Многих из одаренных детей даже могут принимать за детей с «отклонениями в обучении», потому что их чувствительность, их интеллект, не по годам развитое стремление найти во всем смысл плохо адаптируются с ныне существующими системами образования, предлагаемыми школами и другими образовательными учреждениями. Совсем не обязательно все дети такого типа успешны в школе. Напротив, школа может представлять для них экстремально тяжелое испытание. Жесткие воспитательные рамки слишком «узки» для психики таких детей. Поэтому некоторые из них могут замкнуться в себе, даже превратиться в асоциальных или, наоборот, могут, в конечном счете, пожертвовать своими творческими способностями, чтобы быть частью группы.

Некоторые исследователи, изучающие особо одаренных детей, приводят характерные для них поведенческие модели.

Например:
– Они приходят в этот мир с ощущением собственного достоинства (и часто ведут себя соответствующим образом).

– С самого раннего возраста они хотят познать мир, познакомиться с другими странами, другими культурами, с радостью открывая, что в мире нет ничего абсолютного, а каждое жизненное правило или социальная норма – плод культурной относительности. Осознание этого им очень важно, потому что они чувствуют себя частью этого мира.

– Они имеют развитую способность понимать других и сострадать и, несмотря на свой юный возраст, стремятся чувствовать себя полезными и служить, любят учиться и сотрудничать.

– Они ощущают контрасты между добром и злом, светом и тьмой, т.к. обладают повышенной чувствительностью.

– Они имеют дар «содержательного» (инклюзивного) сознания, превосходящий их интеллект, и в то же время являются особенно одаренными умственно.

– Они часто, если не всегда, с самого раннего детства проявляют необыкновенные способности и склонности, могут демонстрировать предпочтительные модальности обучения, особенно в чтении и математике.
– У них нет абсолютных авторитетов, они не считают нужным объяснять свои поступки и признают только свободу выбора. С другой стороны, они находятся в состоянии фрустрации, если вынуждены интегрироваться в системы, ориентирующиеся на рутину и не требующие применения творческой мысли. Не могут легко и спокойно усидеть, если не поглощены чем-то интересным.

– Как дома, так и в школе они часто видят более рациональный способ сделать что-то, поэтому могут казаться «нарушителями правил», индивидуальностями, которые не желают приспосабливаться к существующей системе. Могут казаться асоциальными, если не окружены людьми, подобными им, а если не имеют рядом кого-то с таким же менталитетом, часто замыкаются в себе, чувствуя, что никто в этом мире не понимает их. Легко входят в состояние фрустрации, потому что имеют великие идеи, но им не хватает собственных сил или кого-то, кто бы поддержал реализацию этих идей.

– Так как им легко дается учеба, начинают сильно скучать, и, как ни парадоксально, может показаться, что они обладают пониженным уровнем внимания.
– В своем окружении нуждаются в эмоционально стабильных и уверенных взрослых.

Писательница и терапевт Нэнси Энн Тэпп предложила интереснейшую классификацию, базирующуюся на характеристиках и индивидуальностях таких детей [1, с. 29–31].

Четыре различных типа, каждый с определенной жизненной целью. Рассмотрим их основные характеристики.

– Первый тип – гуманисты. Они проявляют способности, благодаря которым в будущем смогут организовать свою работу, контактируя с массами. Дети этого типа могут стать медиками, адвокатами, учителями, коммерсантами, бизнесменами, политиками завтрашнего дня. Экстремально общительны, часто даже гиперактивны. Беседуют со всеми, в любой ситуации чрезвычайно приветливы. Не умеют играть только с одной игрушкой, хотят иметь перед собой все, даже если потом не трогают их. Этих детей не достаточно один раз просить привести в порядок их комнату, напоминать об этом приходится неоднократно, потому что они очень рассеянны. Они начинают наводить порядок, но, увидев, например, книгу, погружаются в чтение.
– Второй тип – концептуалисты. Они имеют больший интерес к планам, проектам, идеям, чем все остальные. Могут стать инженерами, архитекторами, астронавтами, пилотами и военными завтрашнего дня. Очень часто они атлетичны с раннего возраста. Они хотят управлять, и чаще всего объектом управления становятся их матери, если это мальчики. А если девочки, то под управлением у них обычно оказываются отцы.
– Третий тип – художники. Эти дети гораздо более чувствительны, чем представители других категорий индиго, и часто внешне более миниатюрны, хотя бывают и исключения. Любую задачу они решают творчески. Если занимаются медициной, могут избрать профессию хирурга или исследователя. Они могут стать учителями или художниками. В мире изобразительных искусств они – изумительные артисты. В возрасте 4–10 лет могут перепробовать себя в полутора десятках видов творческой деятельности, недолго позанимавшись одним делом и затем забросив его. Дети этого типа могут работать с пятью-шестью различными инструментами, но, повзрослев, останавливаются на каком-то одном и становятся мастерами в избранной области.

– Четвертый тип – живущие во всех измерениях. Дети этого типа крупнее, чем дети остальных типов. Это люди, которые несут в мир новые философии и новые религии. Они могут быть задирами и забияками, потому что они значительно крупнее и потому что не умеют приспосабливаться, как остальные три типа…

(Франческа Барбагли, доктор психологии научно-исследовательского центра нового воспитания, Милан, Италия)

Литература
1.Кэрролл Л., Тоубер Д. Дети Индиго. М., 2006.

Приложение №2 ПРИЗНАКИ РАЗВИТИЯ ЦЕНТРОВ

…Все скрытые силы развиваются в человеке постепенно, по мере овладения им низшими проявлениями его природы в целом ряде прошлых жизней. Потому у некоторых приближающихся к Учению сравнительно скоро начинают проявляться указанные в книгах Учения знаки этого развития и без насильственных упражнений, как, например, звезды или искры разной величины, цвета и яркости, причем они имеют определенные значения, как предостерегающие, указующие и успокаивающие; также световые образования и вспышки света в себе или около себя в виде пламени и других образований, также видение цветов и прекрасных пейзажей и т.д. и, наконец, услышание голоса Уч[ителя]. Конечно, и тут придется проявить величайшее распознавание, ибо могут вторгаться голоса из Астрального Мира…

…Многоцветные искры приобщают нас к пространственному сознанию…
(Из Писем Е.И.Рерих)

Развитие центров сопровождается также головокружением, звоном и шумом в ушах, кровотечением из носа, внезапным и сильным слюнотечением и многими разными другими явлениями, перечислить которые нет возможности, ибо у разных людей они проявляются по-разному. Общее для всех явление — это появление звезд: серебряных, синих, фиолетовых. Это явление принадлежит к числу явлений Тонкого Мира. Оно появляется при закрытых глазах, но в некоторых случаях может быть видимо и открытыми глазами, и, в общем, обозначает начало действия центров. Действие всех центров обнаруживается появлением целых созвездий и огненных цветов, образующихся как бы из слияния пламени многих огней или свечей в одно целое. Все эти звездочки и созвездия никогда не стоят неподвижно, но все время находятся в движении, исчезают и появляются снова.
Учение Агни-Йоги называет эти звездочки благими вестниками, ибо появление их обозначает восхождение человека. Но бывают звезды черные, которые являются вестниками не блага, но опасности, угрожают здоровью или обозначают приближение к человеку темного существа из астрального мира. Они представляют собою небольшое черное пятно, величиною с горошину и немного больше, с небольшим светлым ободком вокруг. Освободиться от присутствия такого незваного гостя можно произнося Имя Учителя.
(А.И. Клизовский «Основы миропонимания новой эпохи»)

звезда вестник

Добавить комментарий